19:11 24.01.2017

Командир «Торнадо»: Ахиллес на эмоциях после суда был, сорвался, отрезал себе ухо (Фото)

Заявление Нацполиции, что бойцы расформированной спецроты МВД «Торнадо» якобы напали на охрану Лукьяновского СИЗО – ложь, разгоняемая военной прокуратурой. Об этом в комментарии изданию «ГОРДОН» заявил командир роты Руслан Онищенко.

Он подтвердил, что 35-летний боец Максим Глебов с позывным Ахиллес, содержащийся под стражей, нанес себе увечья, потому что «сдали нервы» после очередного заседания суда в закрытом режиме.

«Я уже начитался о вчерашних событиях. Это прокуратура волну разгоняет, а журналисты и блогеры подхватили: мол, Ахиллес „признал свою вину“, „подрался с Онищенко“, „торнадовцы напали на охрану СИЗО“. Ложь и бред! Никаких признательных показаний Максим не давал, обвинения прокуратуры категорически отрицает, никто на охрану не нападал, никто никого в заложники не брал. Чушь настоящая!» – заявил Онищенко.

По словам командира «Торнадо», на вчерашнем заседании суд пренебрег показаниями Глебова.

«Вчера Ахиллес давал показания в суде, произошел конфликт. Максим подробно, от „а“ до „я“, рассказывает, как воевал на Донбассе, а суд в носу ковыряется или спит. Максим два раза повторил: „Если вам не интересно, могу помолчать. Зачем мне нервы и глотку рвать?“.

Знаете, почему приходится глотку рвать и орать? Потому что мы сидим в суде в застекленной коробке, куда микрофоны не проведены. Ахиллес говорил, что его семья осталась в Донецкой области, что когда МВД слило все данные торнадовцев сепарам, его родные пострадали и до сих находятся под угрозой. Ахиллес рассказывает, а прокуроры фыркают: „Ой, кончай ерунду пороть, это к делу не относится“. В общем, зацепили пацана за больное, нервы сдали, ведь его семья до сих пор на оккупированной территории», – объяснил Онищенко.

ahilles_01.jpg

Командир спецроты утверждает, что пока шел суд, охрана СИЗО устроила обыски в камерах бойцов, а также заварила в помещении окна. «Конвой вернул нас в СИЗО и уехал, мы сидим в боксах, ждем, когда тюремная охрана разведет нас по камерам. Вдруг мы узнали, что пока были в суде, администрация СИЗО устроила шмон в камерах, в вещах наших ковырялась, все перевернула, забрала с двориков для прогулки спортивное оборудование, которое, между прочим, приобреталось за наши деньги. Плюс на окна наварили огромные металлические штуки, чтобы солнце в камеру не попадало. Мы возмутились», – сказал Онищенко.

Он также настаивает, что почти два часа администрация СИЗО не вызывала скорую помощь задержанному.

«Мы ждем в боксах, Ахиллес вышел в туалет, вдруг крик. Мы выбежали, видим: Ахиллес ухо себе отрезал. Оказывается, охранник СИЗО что-то вякнул, типа: все, теперь всем политическим будут гайки закручивать. Вот Ахиллес на эмоциях после суда и сорвался: орет, в истерике бьется. Мы его схватили, вокруг кровище, ухо только на кожице висит. Менты перепугались, убежали из боксов. Мы орали, стучали, выбивали двери, требовали „скорую“. Почти два часа требовали, никто не явился. В боксах холодно, Ахиллес кровью истекает, потерял сознание. Через один час 40 минут в СИЗО съехались все мусора, начальники, спецназ, и только тогда Ахиллеса на носилках отнесли, а после „скорая“ в больницу забрала», – сказал Онищенко.

При полном или частичном воспроизведении материалов прямая гиперссылка на KNK.media обязательна! Запрещены перепечатка, копирование, воспроизведение или иное использование материалов, в которых содержится ссылка на информагентства.

Подписка

Подпишитесь на наши обновления и оставайтесь в курсе событий

Мы не спамим!