23.05.2017 04:04

Эксклюзив

Марш равенства: почему нельзя его запрещать

Неприятие киевлянами Марша Равенства, в народе именуемое просто гей-парадом, имеет широкий диапазон. Начинается оно с электронной петиции о запрете данного шествия в связи с его несвоевременностью, а доходит до публичных угроз жизни и здоровью представителей ЛГБТ-движения.

Происходит это из-за воспитания в украинцах стереотипов нетерпимости к инакомыслию и отсутствия официальной информации о фактической и юридической сторонах вопроса. Давайте разберемся в законности требований и угроз со стороны противников КиевПрайда-2016, а также самого этого Марша. Организаторы данного мероприятия утверждают, что оно является мирной правозащитной демонстрацией. Проводится оно с целью привлечь внимание к проблемам, с которыми сталкиваются люди, в том числе представители ЛГБТ. В этом году основной темой шествия избрано право на безопасность. Проводить такие собрания, — если о них заранее уведомлены органы исполнительной власти или местного самоуправления, — является правом, предусмотренным ст. 39 Конституции Украины. Из статей 24 и 64 нашего Основного Закона вытекает, что данное право не может быть ограничено для отдельных групп людей, даже в период военного положения. Правда, с целью предотвращения преступлений либо для охраны здоровья населения ограничения реализации права на мирные собрания все-таки могут быть установлены. Однако не местными властями, как того требовали авторы электронной петиции, а исключительно судом. Порядок запрета мирных собраний предусмотрен ст. 182 Кодекса административного судопроизводства Украины. Для этого орган местного самоуправления обращается в окружной административный суд с соответствующим иском. Должен он это сделать немедленно после получения уведомления о проведении мирного собрания. Такое административное дело суд рассматривает в течение трех дней после открытия по нему производства. Если же дело открыто меньше чем за три дня до запланированной демонстрации, то оно должно быть рассмотрено немедленно. А в случае подачи иска в день проведения мероприятия либо после этого, то он судом вообще не рассматривается. Копии судебного постановления по делу о запрете мирного собрания выдаются участникам процесса сразу же, а само решение выполняется немедленно. То есть электронная петиция не имела под собой правовых оснований, а явилась лишь отображением украинского стереотипного мышления. О необоснованности такой гражданской позиции свидетельствует следующее. 29 мая родные, друзья и сослуживцы прощались с командиром 3-го батальона 72-й белоцерковской механизированной бригады Андреем Жуком. Но ни один киевлянин не попросил запретить велопробег, организованный мэром столицы в честь Дня города и проводимый в одном месте и в одно время с этим траурным шествием. Никто не кричал о несвоевременности праздничных мероприятий во время похорон защитника Отечества. В свою очередь, публичное обещание сделать «кровавую кашу» из участников Марша является угрозой совершения терракта. Согласно ст. 258 Уголовного кодекса Украины такое преступление наказывается лишением свободы на срок от пяти до десяти лет с возможной конфискацией имущества. Поэтому вызывает удивление то, что правоохранители не отреагировали на это должным образом. Только руководство Национальной полиции Украины пообещало охранять шествие.

При полном или частичном воспроизведении материалов прямая гиперссылка на KNK.media обязательна! Запрещены перепечатка, копирование, воспроизведение или иное использование материалов, в которых содержится ссылка на информагентства.

Подписка

Подпишитесь на наши обновления и оставайтесь в курсе событий

Мы не спамим!